«Эту команду забыть невозможно, она ушла навечно в нашу память»

Первый президент Континентальной хоккейной лиги Александр Медведев и директор Департамента проведения соревнований КХЛ Сергей Козлов в интервью AllHockey.Ru поделились воспоминаниями о трагическом дне 7 сентября 2011 года.

<br />
                        "Эту команду забыть невозможно, она ушла навечно в нашу память"<br />

  • 10 лет назад в авиакатастрофе погибла хоккейная команда «Локомотив»

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от КХЛ (@khl)


Медведев: мы будем жить с этой трагедией столько, сколько кому отведено на этой Земле

 — Прошло уже десять лет с момента той ужасной трагедии. Это большой срок в жизни любого человека. Но боль от этой утраты никуда не уходит, и в эти дни она чувствуется особенно остро и тяжело. Это был праздничный день, открытие сезона. Стояла отличная погода. На матч «Салават Юлаев» — «Атлант» приехало множество гостей. Было много известных мастеров и молодых хоккеистов. Тогда в Уфе собралась полная арена. Сначала, когда пришла весть о том, что случилась авария, теплилась надежда на то, что есть выжившие. Но потом довольно быстро выяснилось, что выжило только два человека. Александр Галимов боролся еще несколько дней. В итоге, в живых остался только бортинженер.

Матч уже шел, и нужно было действовать. Молчать в той ситуации было нельзя. И мне пришлось два раза выйти на лед. Сначала я сказал, что произошла авария, и сейчас мы спросим команды, что делать. Мы полагались на мнения игроков. В обеих командах было очень много друзей тех ребят. Было мнение о необходимости доиграть тот матч в память о погибших. Но все-таки психологически сделать это было невозможно. КХЛ поддержала решение участвовавших команд, и после этого я снова вышел на лед и объявил о прекращении игры. В очередной раз произошло то, что часто бывало в нашей истории, когда большое горе объединило людей. Публика поддержала наше решение.

После этого у нас было много печальных дел, связанных с этой трагедией. В них участвовало очень много людей. Это и администрация клуба «Локомотив», и мэр Ярославля, и область. Администрация президента тоже многое сделала для организации траурных мероприятий. В Ярославль на похороны приехало очень много действующих хоккеистов и ветеранов. Владимир Владимирович Путин также приехал. Боль от этой утраты никуда уйти не может. Мы потеряли команду, которую любили не только в Ярославле, но и во многих других городах нашей страны, потому что там играли потрясающие хоккеисты. От нас ушли те, кто только перешел в этот клуб, и не успел сыграть за него ни одного матча. Я пересекался с главным тренером той команды Брэдом Маккриммоном. Это был человек, который безумно любил хоккей и был отличным тренером.

Все намеченное оборвалось так трагически, так нелепо... От этого никому никуда не уйти. Команду помнят. Хоккеисты «Локомотива», выходя на лед, играют не только за себя, но и за тех парней. И мы будем жить с этой трагедией столько, сколько кому отведено на этой Земле.

Козлов: эту команду забыть невозможно, она ушла навечно в нашу память
 — Без сомнения, эта трагедия стала самым страшным потрясением современности не только в хоккейном мире, но и во всем мировом спортивном сообществе. Хоть и минуло уже 10 лет, но до сих пор не покидает чувство, что это все  кошмарный сон и наяву этого просто не может произойти. Не укладывается в голове, что это на самом деле ужасная  реальность. Разве это справедливо, что таких молодых мужчин и парней, сыновей, мужей, отцов, братьев, друзей и великолепных спортсменов не стало в один миг? Я до сих пор сам не могу в это поверить, хотя и был участником тех событий. Каждый раз, приезжая после этого в Ярославль, продолжаешь мысленно искать глазами их, тех, кто улетел от нас в вечность.

Я очень хорошо был знаком со многими ребятами из той команды, мы часто общались не только по работе но и в неформальной обстановке.  Например, с Игорем Королевым был знаком еще с института и затем, как и с Александром Карповцевым общались когда они были игроками «Динамо». Александр Вьюхин был уже опытным вратарем и с ним мы тоже хорошо были знакомы и общались доверяя друг другу. Также хорошо были знакомы с Иваном Ткаченко. У нас были номера телефонов друг друга, и последний раз мы созванивались с ним перед трагедией в мае 2011 года. Обсуждали его возможность приезда на «Вечер подведения итогов сезона»,  ведь тогда он стал обладателем приза «Железный человек». Но, к сожалению, он не смог приехать на церемонию и попросил передать его награду отцу. С Карелом Рахунеком  были не один год знакомы, он хорошо говорил по-русски и тоже по итогам прошедшего сезона стал лауреатом (самым результативным защитником). На церемонии ему был вручен переходящий приз и, как теперь понятно, навечно.

Вообще стоит отметить, что взаимоотношения между всеми кто в различной степени важности или специфики рода занятий находился в хоккейной «обойме» того времени, были более тесными и близкими. Считалось нормальным и привычным делом общение между игроками, тренерами, судьями и функционерами не только в «рамках» профессиональной деятельности, но и в «нерабочей» обстановке. Общение действительно происходило можно сказать «натурально», уделялось больше внимания человеческим ценностям и качествам, а не как сейчас — «виртуально» в условиях «всемирной паутины», где можно отправить неодушевленный смайлик и это будет считаться проявлением достаточного внимания и выражением радости или сострадания.

Но все же, не обижая всех других ребят,  мне хотелось бы вспомнить сегодня добрыми словами людей, которых я считаю основой-основ той именно «Команды» которая и стала тем самым коллективом единомышленников, ставящим перед собой самые высокие цели. Врач команды Андрей Зимин. Это был очень воспитанный, вежливый, внимательный и даже можно сказать интеллигентный человек. У него в Лиге был отличительный признак, он пожалуй единственный из всех своих коллег одевал на матч не спортивный костюм, а стильный цивильный с галстуком и на скамейке игроков это выглядело очень солидно. Мне казалось, это придавало уверенности команде, тем самым он подчеркивал и свое ответственное отношение к работе и профессии. Порой о человеке создается мнение не по многозначительным и «увесистым» дифирамбам, а по маленьким эпизодам не равнодушного отношения в повседневности. Я прекрасно помню, как весной 2008 года мне довелось перелетать с командой «Локомотив» из Уфы в Ярославль. В то время это была нормальная практика воспользоваться чартерным бортом команды и перелететь с ними в другой город. Так вот, у меня была небольшая простуда, и в полете заложило уши. Когда самолет пошел на посадку, это дополнилось очень сильной болью. Казалось, что вот-вот разорвет голову изнутри, терпеть эту боль уже не было сил. И он нашел те необходимые слова для успокоения, профессионально все пояснил, провел необходимые медицинские «манипуляции», «угостил» какими-то таблетками и находился рядом со мной вплоть до самой посадки.

Мастером на все руки был массажист и сервисмен Александр Беляев. Он в противовес Андрею был пружиной и мотором в команде, со своими  могучими ручищами выглядел словно краб с клешнями. Иногда казалось, что он просто не иссякаем в своей энергии. С улыбкой его вспоминаю,  когда однажды в бане на базе команды, он меня так «отлупил» веником и «помял» поясницу руками, что я еле убежал от него. Хотя поясница и стала после этого «как новая», но с тех пор я старался избегать совместного нахождения с ним в бане. Также с теплотой вспоминаю момент, когда перед матчем в Казани я об какую-то железку под зрительской трибуной порвал ботинок, и казалось, что выход мог быть лишь в том чтобы обмотать его черной изолентой. Санька увидев это подколол: «Не плачь, снимай, давай подкую». Через пять минут он вынес мне из недр раздевалки ботинок на котором я с трудом нашел то порванное место. Более того, он вставил в нужное место клепку от коньков, и это выглядело так стильно, что я не задумываясь отдал ему второй ботинок для постановки клепки.  После этого я уже всем хвалился, что у меня эксклюзивные ботинки которых ни у кого нет. Этот тандем специалистов был одним из самых профессиональных, надежных и коммуникабельных, их заслуженно привлекали для работы в национальной сборной России.

И, конечно же, я хочу упомянуть добрым словом начальника команды Владимира Леонидовича Пискунова. Это уникальный, с природной коммуникабельностью и с повышенным чувством ответственности за свое направление человек. Он был просто незаменимым, для него не существовало не решаемых вопросов. Не в обиду другим сотрудникам из клуба, но первое, что приходило на ум, когда назначали на судейство «Локомотива» или командировку в Ярославль — это понимание того, что там есть и работает Леонидыч. И тогда можно ни за что не беспокоиться, все будет в лучшем виде.  Я всегда удивлялся его выдержке и самообладанию. Много раз были ситуации, когда в матчах или вокруг них возникало множество драматических  моментов. Это и эмоциональная реакция тренеров, хоккеистов и руководителей клубов, агрессивный настрой болельщиков и не совсем адекватное их поведение, различные провокации и угрозы – все было, но Леонидыч, как бы внутренне также не переживал за результат — никогда не давал себе слабины поддаться подобным эмоциям, всегда старался их не показывать. В любой ситуации он оставался приветлив и внимателен, решал все и вся бытовые вопросы, чтобы всегда у гостей оставались лишь только приятные впечатления от пребывания в Ярославле.  

Очень тяжело говорить про них в прошедшем времени. У меня до сих пор остаются в телефоне даты их дней рождений и номера телефонов — как напоминание о том, что были когда-то добрые и душевные встречи, различные события связанные с тем временем и с ними.

Теперь уже каждый раз, в день начала очередного нового чемпионата, в какой бы календарный день он бы не начался, мысленно перекручиваешь в памяти тот день – утром все были в приподнятом настроении,  волнительная суета во всем, ожидание торжества и восторженных возгласов — вечером шок, кромешная темнота и пустота вокруг. Когда все это случилось, мне поступил звонок, как позже выяснилось буквально минут через десять после авиакатастрофы. Это позвонил друг из Воскресенска, ему сообщили о «нештатной ситуации» по линии авиации и спросил, правда ли это? Я сразу начал узнавать по всем возможным вариантам. Кто-то не брал трубку, а те, кто отвечал, не понимали вообще о чем я спрашиваю.  Двадцать-тридцать минут был какой-то вакуум, очень не хотелось верить в что-то плохое. Надежда была на то, что все это слух или ошибка, но дальше стали подтверждаться самые страшные предчувствия. Потом пошел шквал звонков с одним и тем же вопросом, а затем все резко стихло, давящая тишина — это был настоящий шок!

Я прекрасно помню, какая атмосфера царила в  Ярославле в день прощания с командой. Весь город был похож на огромную траурную процессию, количество одинаковых черных микроавтобусов передвигающихся в колонне невозможно было сосчитать. Оно казалось бесконечным. Хочу отдельно поделиться эмоциями про саму церемонию.  Когда сооружение «Арена 2000» было запущено в эксплуатацию, то оно являло собой определенный прорыв для всего отечественного спорта и конкретно в восприятии подхода к тому,  как современно и образцово-показательно должны проводится хоккейные матчи. Арена была залита ярким светом, атмосфера внутри была легкой и воздушной, трибуны заполнялись полностью, звучала громкая музыка, все это действо излучало колоссальную энергетику и позитив. Каждый матч «Локомотива» был праздником в городе. А в тот день арена выглядела мрачной и черной как и все вокруг. Давление гнетущего действа было настолько велико, что когда я вошел внутрь, было ощущение, что потолок опустился очень низко, и от сознания происходящего подкашиваются ноги и вдавливает в пол. По всей площадке  возвышались постаменты, вся команда была здесь. Море венков и алых цветов... У меня до сих пор эта картина стоит перед глазами, это было всеобщее горе и это невозможно забыть.

Знаете, мне кажется этот день стоит сделать особым. Я бы предложил этот день обозначить  (или «провозгласить») как день сплочения нашей большой хоккейной семьи и по традиции вспоминать всех тех людей, в разных уголках нашей необъятной Родины, которые посвятили свою жизнь хоккею. В каждом городе или местности есть свои земляки, «легендарные» хоккеисты, заслуженные тренеры и те, кто не добился больших высот в хоккее, но которые были ему преданы до конца, которые могли бы привнести еще больший вклад в развитие любимого вида спорта, но к сожалению не успели и не смогли это сделать, уйдя от нас навсегда. И необязательно останавливать соревнования и не проводить в этот день матчи, а наоборот, с играющими командами и при зрительской аудитории уделять внимание этим значимым людям. Это должен быть день сплочения всей хоккейной семьи ради дальнейшего развития нашего хоккея. Без истории, памяти и традиций не будет дальнейшего развития, новых побед и достижений!

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Хоккейный клуб «Локомотив» (@hclokomotiv)

Источник фото: Официальный сайт "Локомотив" Ярославль

Источник: allhockey.ru



Добавить комментарий