Павел Гурковский: «Мне кажется, чемпионат Украины уже скоро будет непрофессиональный»


<p>				Павел Гурковский: «Мне кажется, чемпионат Украины уже скоро будет непрофессиональный» </p>
<p>

Имя Павла Гурковского хорошо известно запорожским болельщикам. В свое время гандболист изрядно «пошумел» в составе титулованного запорожского клуба «ZTR», затем два сезона защищал цвета молодого клуба «МЗЗ», а после пяти лет легионерского опыта, уже авторитетный линейный, вновь вернулся в родные края. Два сезона в составе «МОТОРа» Павел верой и правдой отслужил запорожскому клубу.

29-го августа 2021 года стал знаменательным днём в карьере Павла Гурковского. 25 лет Павел отдал своему любимому виду спорта. Нелегко далось ему это решение, но увы профессиональный спортивный век имеет свой срок и Павел официально объявил о завершении карьеры профессионального спортсмена. Все вместе, игроки, фанаты, руководство клуба поддержали Павла Гурковского в его решении и пожелаем удачи в новых начинаниях и  дальнейшей жизни!

В самом позитивном, заключительном интервью линейный подвел итоги своей спортивной жизни, рассказал о годах, проведенных за границей, а также чем теперь планирует заниматься дальше.

– Павел, желание завершить карьеру игрока было спонтанным или все-таки обдуманным?

– Скорее всего, это было обдуманное решение, потому что как бы возраст у меня такой. Я уже не молодой, хотя очень сильно хотел отыграть еще один сезон в «МОТОРе». Но так сложились обстоятельства, что после разговора с руководством команды, мне сообщили, что контракт со мной продлевать не будут, и я принял решение завершить карьеру. Можно было бы поехать еще куда-нибудь поиграть за границей, но я уже так сказать «наелся» всего этого. Пять лет мне хватило в Румынии. Плюс сейчас у меня дети уже подросли, мы с женой уже осели в Запорожье, и срывать семью с домашнего места не хотелось. А одному ехать мне тоже не по себе. Большой плюс, что вся моя долгая и насыщенная спортивная карьера прошла без травм и операций. Мы с женой так сели, подумали, и я принял решение завершить карьеру.

– А какие предложения были из-за границы?

– Конкретного особо ничего не было. Звонили агенты, говорили, можно было и в Румынию поехать, но я им сразу сказал, что не хочу. Не стал тратить и свое и их время, ведь я уже твердо решил, что пора заканчивать карьеру.

– Как семья отреагировала на твое решение?

– Дети были очень рады. Дочка вообще в восторге. Говорит мне: «Наконец-то папа дома, вместе со мной. Побывает дома на моем дни рождении летом и никуда не уедет». Жена тоже поддержала меня в этом решении. Я бы отдал ей процентов 90 своего успеха, ведь благодаря ей я до сих пор играл на таком высоком уровне. Она мне всячески помогала – режим, восстановление. Когда видела, что я прихожу домой уставший вообще меня пыталась не трогать. И детям тоже говорила: «Папа сегодня устал, папу лучше не трогать. Пускай папа отдыхает».

– У тебя брат в прошлом гандболист и жена профессионально играла в гандбол. Часто ли советовался с родными по поводу игры?

– Конечно, с братом мы вообще на одном амплуа играли. Он мне подсказывал и в защите, и в нападении, как лучше. Ну и жена тоже подсказывала, но она меня больше, когда делал глупую ошибку, подкалывала (смеется). Но тем самым мне и подсказывала, мол, я бы сделала так или иначе. Но больше конечно, советовался с братом, он мне помогал. Особенно когда я был молод, попал играть в первую команду, тогда он мне много рассказывал. Как лучше сделать, так или иначе. Даже последние годы, когда я вернулся с Румынии и играл в «МОТОРе», он мне тоже подсказывал. Оно ж со стороны виднее. Когда ты играешь на площадке это одно, а когда ты всю жизнь отдал гандболу и уже много чего понимаешь, то замечаешь много нюансов. Как лучше сыграть в защите, обойти линейного, вот это всё мне брат часто подсказывал.

– А ты помнишь, как все начиналось, как ты пришел в гандбол?

– Меня в гандбол больше друзья привели, хотя мой брат Женя уже занимался этим видом спорта. Я был тогда вроде в пятом классе. Узнал что в 102-й школе, это сейчас школа им. Лагутина, появилась секция гандбола моего возраста. Мои друзья со школы там занимались, предложили и мне. Я попробовал, мне понравилось, так и остался. И то мама сначала была против гандбола, никакого спорта, нужно учиться, чтобы быть академиком (смеется). Мама моя окончила школу с отличием, всегда училась хорошо. И поэтому поначалу она видела нас с братом явно не спортсменами. Но я втихаря папе сказал, ходил, занимался, мама даже и не знала. А потом, когда нужно было ехать на соревнования, я маме сказал. Она сначала была против, но мужская половина победила. Так как нас было трое, а мама одна. Мы прожили в спорте очень красивую и насыщенную жизнь, поэтому мама поняла, что все это было не зря.

– За всю карьеру игрока у тебя было много матчей. Какой-то из них можешь выделить?

– Первый матч Лиги чемпионов в составе «ZTRа», мы тогда поехали в Пик играть. Когда зашли в зал, болельщики начали дуть в эти дудки, вообще не было слышно друг друга. Это было непривычно и даже мурашки по телу пробежали. Нам тогда было лет по 18-ть, может больше. Я, по-моему, тогда три гола забил. Тогда эмоции нас просто переполняли. Это был мой первый матч Лиги чемпионов в составе «ZTRа». А вот свой первый матч за эту команду не помню, это было все очень давно.

Я ж воспитанник ЗТРовской школы. Это я сначала занимался в секции, потом нас уже в классе седьмом перевели в школу ЗТРа. Потом 10-11 класс нас перевели в интернат, а после этого я попал во вторую команду. И помню, мы сразу вышли в Суперлигу. У нас были чисто все молодые ребята, мы все были после школы. Год мы поиграли в Суперлиге и заняли последнее место, дальнейшее участие было под вопросом. И потом нас почти всю команду отправили в Днепропетровск (сейчас город Днепр – прим. автора) вместе с Соколом Александром Николаевичем. Тогда команда Днепра перешла в Суперлигу, и чтобы мы не играли рангом ниже, а могли набираться опыта, нас всех отправили в Днепр. И я там даже не доиграл год, в конце сезона меня начали подключать в первую команду, так я потом и перешел в основной состав и играл там до 25-ти лет.

– Помнишь свою первую зарплату? Что-то памятное на нее удалось себе купить?

– Первая моя зарплата тогда я играл в «УДХТУ» по-моему, была 400 гривен. Не помню, чтобы я такого памятного себе купил. Но помню, когда я перешел в «ЗТР» вот я не буду врать, тогда зарплата была 800 гривен или 1200. И я тогда в 20 лет взял себе машину в кредит «Sens». Это была мой первая машина, красного цвета, я так мечтал о ней. Как сейчас помню, я тогда ее купил за 39 900, а сейчас телефон «Iphone» 12-й стоит те же самые деньги (смеется).

– После «ZTRа» и «МОТОРа» ты оправился на легионерские хлеба. Как для тебя прошли эти пять лет в Румынии?

– Я, конечно, ехал с опаской, для меня это было вообще все новое. Но я был более спокоен, потому что там уже поиграл мой брат. И он мне много чего рассказывал, как там нужно играть. Более жестко, потому что в Румынии приветствуется более жесткий гандбол. А когда я подписал контракт, и мы поехали на первый сбор, меня ж брат настроил, что нужно играть жестко. Я выходил и из-за такой игры получал удаления, и тренер меня потом не выпускал, говорил, что ты немного какой-то нервный (смеется). А потом там поменялся тренер, мы с ним тоже хорошо сработались. А вообще вот я пять лет отыграл в Румынии у меня остались очень хорошие отношения с президентом клуба, он меня всегда поддерживал, спасибо ему огромное за это. Никаких проблем не было. Появилось очень много друзей в спорте.

– Скучаешь по Румынии?

– Честно да. Не то что именно по игре, но в гости по возможности я б ездил обязательно. Сейчас просто нужно войти в новую жизнь, так образно сказать без гандбола, и я думаю, в ближайшем будущем обязательно съезжу в гости.

– Ты даже хотел принять гражданство в Румынии?

– Да, если бы я не уехал обратно домой играть за «МОТОР», то на следующий год я бы получил вид на жительство, а через два года мне дали б уже румынский паспорт. Потому что по истечению пяти лет мне дают вид на жительство, а через семь можно было подавать документы на гражданство.

– Не пожалел, что не получил гражданство в Румынии?

– Нет не жалею, потому что я вернулся домой, в родной город. Мне, конечно, там было очень хорошо, но родных не хватало. Моя жена с детьми были там со мной в Румынии. Они с первых дней сразу уехали со мной и жили там все пять лет. Дети ходили там сначала в садик, потом в школу. У меня сын румынский язык, по-моему, выучил через три месяца. Смотрел мультики по телевизору те же самые, что он здесь смотрел, только там, на румынском языке. Для него это вообще было без проблем. А когда я приехал в Румынию, у нас в команде было восемь или девять русскоязычных игроков. Из них четыре молдаванина, которые свободно разговаривали и на румынском и на русском языках. Они были как переводчики у нас. Пока они были там вопрос с румынским языком вообще не стоял. Честно я вообще ехал на два года, а получилось, что задержался на пять (смеется).

– Если перед тобой стал выбор остаться жить в Украине или уехать жить в Румынию, что бы ты выбрал?

– Я думаю, остался бы жить в Украине. Потому что если бы я хотел остаться жить в Румынии, я честно и не вернулся б в «МОТОР».

– А вообще думал о том, что когда-то вернешься жить в Запорожье и играть за «МОТОР»?

– Честно такие мысли были, да и желание было огромное. Даже президент румынского клуба спрашивал: «Что ты будешь ехать в Украину играть?». А я сказал, что в Украину вернусь только в одном случае, если меня пригласит «МОТОР». Кстати, мне дочка постоянно говорила: «Папа, а когда ты обратно запишешься в «МОТОР»?». Мы смеялись с женой. Я ей говорил: «Даша, ну это ж не так все просто, не то, что я там хочу, записался и пришел. Ну и так получилось, что после сборной, когда мы прошли отбор на Евро, я поговорил с Николаем Степанцом. Потом мне позвонил Геннадий Александрович, сказал, что хотим видеть тебя в команде. И я соответственно согласился. А у меня на это время был контракт в Румынии без даты. Потому что я его там два или три раза продлевал, и по их закону нельзя было, продлевать опять. И клуб мне предложил подписать контракт без даты, и в любой момент, если захочешь разорвать или если будут какие-то проблемы, мы с тобой договоримся. Я соответственно согласился. И когда я позвонил президенту и сообщил новость, что перехожу в «МОТОР» он, конечно, очень сильно расстроился. Думаю, даже обиделся на меня. Но это жизнь, я ему объяснил, что семья очень сильно домой хочет. Старший сын шел уже в пятый класс, и нужно было решать, или оставаться уже до конца жить в Румынии или возвращаться домой. И как-то так оно все вместе получилось и сложилось всё очень вовремя. Я не о чем не жалею.

– Если смотреть по уровню жизни, где лучше жить?

– Честно, по уровню жизни Румыния намного пунктов впереди. В качестве продуктов очень большая разница. У нас, когда праздники, цены поднимаются, а там, наоборот – на продукты скидки. И качество продуктов намного лучше. Ну и развивается Румыния лучше. Слава Богу, что у нас сейчас строят дороги, но там везде все очень красиво. Мы на машине объездили почти всю Румынию, нам нравится путешествовать. Там очень много красивых мест и все очень чисто. В общем, мне очень понравилось. Жили мы в городе Калараш.

– Когда вернулся в Запорожье, насколько для тебя изменился город за все эти пять лет?

– Я б сказал, ни насколько. По крайней мере, я не заметил никаких изменений.

– «МОТОР» тогда и сейчас – это были две разные команды для тебя?

– Я скажу, что да. Тогда команда только становилась. А когда я вернулся, уровень клуба стал намного выше. Отношение, профессионализм, все твои какие-то вопросы, восстановление в команде, доктора работают очень хорошо. Все восстановительные мероприятия, которые нужны для спортсмена и которые продлевают гандбольную жизнь, всё это есть. Вот благодаря этому я два года и отыграл на таком уровне, что не было никаких проблем.

– Многие «МОТОРовцы» в интервью говорят, что Гинтарас Савукинас внес некую изюминку в тренерство и в общий устав команды. А что ты можешь сказать про литовского специалиста?

– Считаю, это один из лучших тренеров за всю историю «МОТОРа». И в моей истории таких тренеров не было. С ним очень легко работается, все трудились всегда с желанием. Не было ни одного игрока, который бы приходил без настроения. Он находит общий язык с каждым. Всегда слушает наше мнение, чего не хватает в команде. А вообще, я говорил, он – фанатик гандбола. Он делает большую работу и на площадке и вне ее тоже.

– Родной город и клуб менялся, а как изменился за период гандбольной жизни Павел Гурковский?

– Поначалу это был молодой мальчик, который фанатически настаивался на игры. Когда нас взяли в первую команду, и мы образно говоря, выходили на поле «зеленые», мы так настраивались на матчи, что старшие ребята нас успокаивали. И не от того, что мы там чего-то боялись, а наоборот такой сумасшедший настрой, что нас взяли в первую команду, поэтому все хотели показать себя максимально с лучшей стороны. И бывало это всё очень мешало. С годами я понял, что это все хорошо, но нужно быть спокойным и рассудительным. Румыния мне тоже очень много дала, потому что там я стал уже более опытным игроком, который видел, что и как уже лучше. А в «МОТОРе», как по мне это вообще были уже заключительные годы карьеры. Там началась Лига чемпионов и высокий уровень гандбола. Просто игры за румынскую команду это одно, а Лига чемпионов это совсем другое. Мне кажется, чем спокойнее я выхожу на площадку, тем лучше я играю. А когда я себя очень сильно заводил, начинались очень глупые ошибки, ненужные удаления.

– Насколько выше по качеству игр внутренний чемпионат в Румынии и в Украине?

– Я бы сказал, что в Украине сейчас как такового чемпионата нет. Когда ты выходишь на площадку, вот и я смотрю напротив меня, играет мальчик, который на пять-шесть лет старше моего сына, я считаю это не игра. Мне кажется, чемпионат Украины уже скоро будет непрофессиональный, а больше любительским. Потому что нет интриги и хороших команд. Помню раньше, когда мы еще играли с братом, было много хороших команд, всегда до последнего тура держалась интрига чемпионства. Я помню, сколько мы с «Портовиком» боролись, «Шахтер-Академия, команды Луганска, Броваров. Было много команд, и интерес к чемпионату был выше. Сейчас, очень жаль, что не стало «ЗТРа». Вот в этом году у нас были довольно таки интересные матчи с «Донбассом». А в Румынии был очень сильный чемпионат. Аутсайдер гонки мог выиграть вторую-третью команду, ну с первой «Динамо» было тяжело, но со всеми играли на уровне. Моя команда «Дунарея» все пять лет играла в Первой лиге. В румынских клубах играет очень много легионеров и по критериям игрок еще должен быть сборником. Поэтому и матчи там были интригующие до последней минуты.

– Ты в двух клубах играл вместе с братом, а приходилось когда-нибудь играть друг против друга?

– Да, играли так. Он выступал тогда за «Портовик», а я играл в «ЗТРе». У него закончился контракт, и он уехал в город Южный. Кстати, мы тогда их обыграли и стали чемпионами Украины, после этого и он вернулся тогда обратно в «ЗТР» (смеется). Но никто ни перед кем не хвастался. Мы так выросли вместе, особых конфликтов не было. У нас разница пять лет, и он наоборот мне подсказывал, поддерживал и даже брал с собой гулять, я помню, это было очень интересно.

– Что самое яркое сейчас можешь вспомнить со своей спортивной жизни?

– Яркое, это, наверное, когда мы первый раз стали чемпионами Украины. Яркое это когда начали играть в Лиге чемпионов. Запоминающимся событием еще стало выступление сборной на чемпионате Европы. Очень много было ярких событий, так сразу одно и не выделишь. Жизнь спортсмена – это вообще яркая штука. Когда ты выходишь на каждую игру и у тебя мурашки по телу – это незабываемо.

– Сыграть на Евро-2022 в составе сборной у тебя уже не получиться. Обидно так уходить, не сыграв?

– Немного обидно. Конечно, оно везде хочется сыграть. Просто есть много нюансов, и по здоровью тоже. Вот когда мы играли на прошлом чемпионате Европы, мы практически всё лето отработали без отдыха, и это было очень тяжело.

– У тебя в сборной был перерыв в семь лет с 2011-го по 2018-й год, с чем это связано?

– Когда в сборную пришел Сергей Бебешко, он и начал собирать под отборочный цикл на Евро опытных ребят, и тогда меня вновь вызвали в сборную. Он такой человек, который больше надеется на опытных игроков. Он всегда говорил, что последние минуты матча должна отыграть опытная семерка, которая сделает меньше ошибок. А зимой Сергей Бебешко стал тренером румынской команды, в которой я играл, и мы еще полгода вместе с ним поработали.

– Если вспомнить начало своей карьеры, все ли амбиции тебе удалось реализовать?

– Я всегда стремился к максимуму. И думаю, что все в принципе удалось реализовать. Жаль, конечно, что со сборной мало выступал, хотелось бы больше поиграть, а еще хотелось бы поиграть и на Европе и на мире и на Олимпиаду попасть – это мечта каждого спортсмена. В клубах я всегда достигал своих целей. Жаль только, что в этом году мы не смогли пройти «Брест». Было приложено много усилий. Вот если бы прошли, можно было с «Барселоной» сыграть и сказать, что я почти достиг всего, что мог.

– У тебя жена в прошлом профессионально занималась гандболом, брат спортсмен, а твои дети интересуются гандболом?

– Денис сейчас тоже занимается гандболом, но так как у нас в семье два спортсмена мы знаем, что это такое. Наша мама говорит, спорт это хорошо, но в наше время этого мало. Просто когда ты смотришь на чемпионат Украины, я пока не вижу будущего здесь для детей. Вот когда мы заканчивали спортинтернат, игроков сразу разбирали в команды, почти все были пристроены в клубах. Потому что очень много было команд. Сейчасвот дети выпускаются со спортинтерната и куда идти в какую команду. Вот этот момент не нравится. Сын занимается гандболом, дочка ходит на спортивные танцы. Пока мы рассматриваем это в качестве общего физического развития, а не с профессиональной точки зрения.

– Со спортом ты завязал, а на матчи будешь приходить?

– Конечно, я как бы с профессиональным спортом попрощался, но я хочу остаться в спортивной структуре. Но это все еще в подвешенном состоянии и говорить что-то точно еще рано. Не знаю получится это или нет, но на игры, особенно матчи Лиги чемпионов, я буду приходить. Физическую форму тоже буду поддерживать. Недавно вот с МОТОовцами Юрой Кубатко и Геннадием Комком ездил в тренажерный зал в «Стрелу» за компанию. В отпуске я регулярно катался на велосипеде, так сказать для себя. С братом вот поспорил, он уверяет, что через три года у меня будет живот, а я планирую в этом плане не расслабляться. Женя тоже, как есть время, занимается спортом. Вот недавно вместе с ним катались на велосипедах.

– Ни разу не пожалел, что выбрал путь спортсмена?

– Ни разу, ни капли, никогда. Благодаря спорту я встретил свою жену, у меня появилась семья. Я всем доволен, и очень рад. Честно, если отмотать время назад, я бы сделал все так же, ничего бы не поменял.

– Чем планируешь дальше заниматься? О карьере тренера не думал?

– Честно о тренерской работе думал, но не хочу. Я считаю, это очень тяжелый труд, это очень нервный труд, особенно в работе с детьми (смеется). А дальше жизнь покажет. Пока идей много, и когда будет ясно уже на 100%, я все расскажу. Но пока я наслаждаюсь отдыхом. Впервые у меня отпуск был три месяца, это время я проводил с детьми, потому что они папу не видели очень давно. Сейчас это время хочется провести с семьей.

handball.motorsich.com

Источник: hand-ball.ru



Добавить комментарий