Ольга Передерий: «Не могу смириться с мыслью, что все кончено»


<p>				Ольга Передерий: "Не могу смириться с мыслью, что все кончено" </p>
<p>

При всей внезапности решение линейной «Меца» и сборной Украины завершить карьеру воспринимается с пониманием.

— Когда пришло понимание, что пора заканчивать?

— После тренировки в пятницу, 20 августа, как никогда сильно заболело колено. Думала, что пройдет. Ведь приходила в «Мец» уже с этой проблемой, и на протяжении двух лет во Франции она меня не покидала. Играла на уколах.

В начале следующей недели сделала МРТ, которая показала значительное ухудшение состояния колена. Выяснилось, что у меня хондромаляция надколенника четвертой степени — это крайняя степень деформации хряща. Проще говоря, дырка в надколеннике увеличилась, кость все больше оголяется, что и приводит к болевым ощущениям.

Когда услышала диагноз, поняла, что не смогу играть дальше на уколах, продолжая терпеть боль и изнашивать сустав. Это ведь даже хуже разрыва «крестов». Ты их порвал, перенес операцию — и вернулся в спорт. В моем случае боль никуда не уходит. Тело словно сказало мне: хочешь остаться здоровым человеком — заканчивай.

— То есть причины решения — сугубо медицинского характера.

— Да. Не представляете, насколько тяжело было его принимать. Мне 27 лет — вся карьера впереди. В начале года с радостью продлила контракт с «Мецем» на два сезона и строила грандиозные планы. И близко не думала о завершении карьеры.

— В вашем голосе чувствуется дрожь…

— Потому что гандбол — вся моя жизнь. Все эти дни я столько плакала… Не могу смириться с мыслью, что все кончено. Совершенно не была готова к тому, что уйти — единственное верное решение в данной ситуации. К тому же оно принято буквально в течение пары дней. МРТ, разговор с руководством — и все, контракт разорван. Сейчас у меня в голове творится непонятно что. Очень тяжело.

— Искренне вам сочувствую. Уйти из спорта в расцвете сил…

— Пока до конца этого не осознала. В гандболе я с 13 лет. Что дальше — не знаю. Внутри пустота, и пока ее нечем заполнить. Надеюсь, семья поможет преодолеть непростой период.

— Как родные восприняли известие?

— Родителям постоянно рассказываю о своем состоянии. Они видели, что на фоне травмы колена мне тяжело дались эти два года в «Меце». Когда в ту пятницу вернулась с тренировки, у меня был просто крик души — настолько устала от боли. И мама сказала: «Доча, подумай, может, пора заканчивать». Признаюсь, эти слова на меня подействовали. Мама озвучила свои мысли, и мне стало проще принять решение. Мама и папа поддержали меня на сто процентов.

— Есть хотя бы минимальная вероятность возвращения в гандбол спустя какое-то время?

— Думаю, это исключено. Даже если сделаю паузу, мои хрящи не вырастут — надколенник останется в таком же состоянии. Понимаю: если возобновлю нагрузки — будет то же самое. Ухудшений не хочу, поэтому останавливаюсь.

— Вы ведь могли завязать со спортом раньше из-за проблем с сердцем…

— Мне было 18 или 19 лет, когда одна врач в Ростове, не связанная со спортом, посоветовала заканчивать. Я не послушала. Ответила, что подпишу бумагу: если со мной что-то случится, никто не понесет ответственности. Тогда у меня было все впереди. Хотела играть — за сборную, в Лиге чемпионов, в лучших клубах. Даже не думала заканчивать. Хотя мама говорила, что пойду в университет. Но сейчас, конечно, уже другая ситуация. Приоритеты изменились.

— Сердце уже не беспокоит?

— Вообще не беспокоит! Уже девять лет прошло после операции, с которой очень помог «Ростов-Дон», за что клубу большое спасибо. И регулярные обследования показывают, что все, слава богу, нормально. Дырочка заросла. В сердце остается пружинка, но она ничуть не мешает.

— Проблемы с коленями — следствие чрезмерных нагрузок?

— На МРТ показано анатомическое смещение надколенника. До 25 лет правое колено не беспокоило. На левом рвала «кресты», но потом восстанавливалась. Это неприятная, отнимающая полгода, а иногда даже больше травма. Но она встречается чуть ли не у каждой второй гандболистки и при правильном лечении не дает о себе знать в дальнейшем.

Что касается правого колена… Попав в «Мец», я осуществила мечту. Но это топ-клуб с соответствующим отношением ко всему, включая тренировочный процесс. Эти два года во Франции — наверное, самый тяжелый период для меня в физическом плане. По сравнению с прежними клубами нагрузки увеличились, что, вероятно, и спровоцировало изнашивание хряща.

— Президент «Меца» Тьерри Вейзманн назвал вас одной из лучших линейных в истории клуба.

— Приятно слышать, что оставила заметный след в команде и Тьерри поставил меня в один ряд с такими мастерами, как Изабель Вендлинг, Нина Канто, Астрид Н'Гуан… Надеюсь, «Мец» действительно не пожалел, пригласив меня. Благодарна клубу за доверие и поддержку.

— Вейзманн ведь вдобавок возглавляет и медицинскую службу «Меца».

— Да, он у нас доктор. Какие-то проблемы со здоровьем — обращаемся напрямую к нему. И вообще это человек, который помогает в любом вопросе в любое время. Он постоянно с командой. На домашних матчах сидит на скамейке запасных.

—Даже он был бессилен в вашей ситуации?

— Тьерри предлагал продолжать играть на уколах. Но это были бы качели, когда один день ты можешь заниматься в общей группе, а другой — нет. Для меня либо все, либо ничего. Не могу продолжать, зная, что не способна дать максимум. Все же «Мец» — клуб не второго дивизиона, это претендент на «финал четырех» Лиги чемпионов.

— Вам должно быть крайне обидно уходить, осознавая, что до золота чемпионата Франции команде не хватило самой малости — буквально одного гола…

— Обидно — не то слово. Становилась чемпионкой Украины, России, Словакии, Словении. И вот теперь облом. В первом сезоне чемпионат остановили из-за пандемии. Во втором опять повлиял коронавирус, и мы проиграли «Бресту». Конечно, жалко заканчивать на такой ноте, но пытаюсь найти хоть что-то позитивное. Это жизнь.

— Извините за соль на раны, но не могу не спросить про ваш остросюжетный финал с «Брестом». Дома «Мец» выиграл «+7». В ответном матче вы не участвовали, и произошла катастрофа…

— Да уж.

— Кстати, почему пропустили ответный поединок?

— Этот вопрос следует адресовать тренеру. Он решает, кому играть. Я была с командой и поддерживала девчонок, как могла. Да, обидно упустить золото, имея семь мячей преимущества после первого матча. Но это непредсказуемый женский гандбол. Помню, с «Ростовом» уступили на выезде «Хольстебро» в финале Кубка ЕГФ с разницей в 13 мячей, а дома чуть не отыгрались.

— Все-таки есть объяснение, что произошло во втором матче финала?

— Реализация оставляла желать лучшего. В современном гандболе многое решают вратари и защита. Кажется, голкиперы «Бреста» отразили что-то около пятидесяти процентов бросков.

— С «Мецем» вы так и не осуществили мечту сыграть в «финале четырех» Лиги чемпионов.

— И это расстраивает. «Брест» и здесь стал камнем преткновения. В шести матчах сезона мы победили только раз и однажды сыграли вничью. Но, если честно, не хочется копаться в причинах. Все равно уже ничего не изменишь. Голова занята другим.

— Вы как-то признались, что очень восприимчивы к неудачам и иногда требуется помощь психолога. Откуда это?

— Когда это я говорила, что нуждаюсь в психологе? До сих пор его услугами не пользовалась. Хотя сейчас, может, и не помешает. В голове такая каша…

А что касается восприимчивости, то этого не отнять. Я очень сентиментальна. Могу заплакать от того, что не забросила мяч. Принимаю все близко к сердцу, даже всякие пустяки. То же самое с положительными эмоциями: в дни побед всегда улыбаюсь и веселюсь. Ха, так и живу — из крайности в крайность.

— Не считая «Запорожья», где вы, совсем юная, начинали карьеру, «Мец» — единственный клуб, с которым вы не завоевали трофеев. Вместе с тем вы называете эти два года во Франции лучшими в карьере. Почему?

— Потому что играла в одном из сильнейших в мире чемпионатов. И я действительно играла! Считаю, показала себя в «Меце» исполнителем хорошего уровня.

Вообще везде чувствовала себя комфортно. Во всех своих клубах складывались теплые отношения. Я была счастлива и всегда уходила со слезами. И у меня нет какой-то одной золотой медали, которой гордилась бы больше, чем остальными. Каждая награда дорога по-своему.

В плане менталитета проще всего было в России. Несмотря на молодость, а также проблемы с сердцем и коленом, из-за чего почти не играла, я сблизилась с девчонками из «Ростов-Дона». Тогда в коллективе сложилась настолько дружная атмосфера, что до сих пор общаюсь с девочками.

— В сборной России извечная проблема с линейными. За три года в «Ростов-Доне» вам не предлагали сменить гражданство?

— Нет. Во-первых, не предлагали. А во-вторых, сама никогда не думала об этом. Всегда с удовольствием выступала за сборную Украины.

— В какие еще клубы приглашали, а вы не поехали?

— В «Подравку», «Тюрингер». В прошлом сезоне «Крим» звал обратно, но я решила продлить контракт с «Мецем».

— Сборная Украины — больная тема?

— Что я могу сказать? Грустно от того, что там происходит.

— Почему украинский гандбол регулярно сотрясают скандалы?

— Думаю, один из главных факторов — политическая обстановка, из-за которой в стране не все гладко во всех сферах жизни. Финансирование спорта оставляет желать лучшего. Если говорить о женской сборной Украины, то ее неудачи можно объяснить слабостью внутреннего чемпионата. Многие девочки стараются уехать за границу при любой возможности. Когда костяк национальной команды формируют легионеры, которых трудно собрать в одно время в одном месте, а молодежи, соответствующей уровню, нет, то тяжело рассчитывать на достойный результат.

— Ваш единственный топ-турнир с участием национальных команд — чемпионат Европы-2014. Чем он запомнился?

— Квалификацией. В последнем отборочном туре нужно было обыграть австриек с разницей в семь мячей. Никто в нас не верил. Матч проходил в словацком Михаловце. И когда мы выиграли (33:24 — прим. БЦ), эмоции переполняли. Благодарна тренеру Леониду Анатольевичу Ратнеру за вызовы в сборную и поддержку. Он очень крутой тренер. Семь лет назад все было не так, как сейчас.

А вот финальная стадия того чемпионата Европы почти не отложилась в памяти. Ха, у меня она, как у рыбки. Единственное, что хорошо помню, так это эпизод из последнего матча с румынками, когда Вика Борщенко исполнила семиметровый с подкруткой. Очень красивый гол! Жаль, проиграли с минимальной разницей.

— Как относитесь к тому, что Борщенко перестала привлекаться в сборную?

— Конечно, плохо. Мне она нравится как человек и игрок. У нас была прекрасная связка. Но вопросы приглашения в сборную той или иной гандболистки не в моей компетенции.

— Лучший тренер в вашей карьере?

— Каждый чему-то научил, и трудно выделить кого-то одного. Почерпнула многое в разных аспектах от Франтишека Урбана, Уроша Брегара… Отдельная благодарность моему первому наставнику Александру Исаеву, который поверил в меня, несмотря на то что пришла заниматься в гандбольную секцию лишь в 13 лет. Он придал импульс, с помощью которого я впоследствии заиграла за рубежом.

— Кого считаете сильнейшей линейной в мире?

— Хейди Леке. Она машина, нереально крутая. Импонирует ее стиль: как она играет, двигается, вылавливает мячи… Есть много хороших габаритных линейных: Макеша, Астрид Н'Гуан, Крина Пинтя… Но Леке — уникум и мой идол. Когда встречаемся, всегда подхожу и говорю, как ею восхищаюсь.

— Подводя черту: вы довольны гандбольной судьбой?

— Нет. Хотелось бы еще поиграть. Но если отталкиваться от того, что имеем, то это были прекрасные 14 лет. Поиграла в разных странах, завоевала медали, завела много друзей. Не представляете, сколько людей написали, узнав, что завершаю карьеру. Меня с днем рождения столько народу не поздравляет! Читая эти сообщения, понимаешь, как много в этой жизни дал гандбол. Это лучшее время. Я очень-очень довольна тем, как складывалась карьера.

— О чем-нибудь жалеете?

— Знаете, как бывает: реализацию каких-то задумок откладываешь на потом, но затем выясняется, что уже поздно. Вот и сейчас думаю: блин, почему я не научилась делать подкрутки? Почему это не сделала, почему себя жалела? Думала, что продолжу играть и все еще успею. Но когда карьера внезапно обрывается, сожалеешь. Зря откладывала на завтра то, что можно было сделать вчера.

— Так понимаю, сейчас вы в полной неопределенности с будущим.

— Да. Еду в Запорожье и пока просто хочу провести время с мамой, папой и своим парнем. Хочу побыть дома. А то вижу родных лишь два раза в год.

— Чем занимается ваш молодой человек?

— Работает врачом в больнице в Англии. Но мы собираемся переезжать в Украину.

— У вас вроде бы тоже есть медицинское образование.

— Да, я фармацевт-провизор.

— Может, свяжете будущее с этой сферой?

— Не знаю. Пока не думаю о том, чем заняться. Повторюсь, еще до конца не осознала, что ухожу из гандбола. Нужно время…

handballfast.com

Источник: hand-ball.ru



Добавить комментарий