Константин Игропуло: «Профессионал я лишь в одном деле – в гандболе»


<p>				Константин Игропуло: "Профессионал я лишь в одном деле – в гандболе" </p>
<p>

Ни разу не погрешу против истины, если скажу, что один из самых известных уроженцев Ставрополя в мире — Константин Игропуло. Это имя прекрасно известно в Испании, Дании, Польше, Беларуси, Германии, Греции и других уголках планеты, где выступал легендарный ставропольский гандболист.

Он — чемпион России, Греции и Испании. Полный кавалер континентальных клубных трофеев: победитель Лиги чемпионов (с испанской «Барселоной»), обладатель Кубка обладателей Кубков Европы (с «Чеховскими медведями») и Кубка ЕГФ (с немецким «Фюксе Берлин»). Лучший бомбардир сборной России на Олимпийских играх 2008 года — и много чего еще. В общем, любой, кто хоть мало-мальски интересуется спортом, прекрасно знает, кто такой Константин Игропуло.

В конце прошлого года легендарный левша объявил о завершении карьеры — и вернулся домой, в родной «Виктор», в тренерском штабе которого теперь и трудится. Болельщики и специалисты уверены, что в бронзовых медалях, которые ставропольская дружина завоевала по итогам прошлого сезона, немалая заслуга нового наставника. Он внес много нового и интересного, прежде всего, в оборонительные построения команды. Что стало сюрпризом для многих соперников, по-новому раскрыло игровой потенциал команды и заставило уверенно говорить о том, что Константин Валерьевич после завершения карьеры игрока выбрал правильный путь.  

Что вынудило титулованного атлета повесить кроссовки на гвоздь? Почему «человек мира», как часто сам себя называет экс-спортсмен и нынешний тренер, предпочел вернуться домой, а не остаться в Европе? Об этом, а также многом другом Константин Игропуло рассказал в интервью «Блокноту».

— Константин, у вас была долгая и славная карьера. В России вы выступали за «Виктор» и «Чеховских медведей», за рубежом играли за греческий «Панелиниос», испанскую «Барселону», немецкий «Фюксе», датский «Колдинг», белорусский «БГК имени Мешкова», а завершили карьеру в польской «Висле». Но вы ведь наверняка могли еще сезон-другой «попылить» на серьезном уровне. К тому же многие ставропольские болельщики надеялись, что вы завершите карьеру там же, где и начали — в «Викторе».

Согласен, закончить карьеру дома — большой соблазн. Как доза для наркомана: вроде надо уходить, но ты ведь хочешь играть, тебе тяжело резко расстаться с любимым делом, которому ты отдал практически всю жизнь. Но не думаю, что команда так сильно нуждалась во мне, как в игроке.

Я долго и тщательно взвешивал «за» и «против», размышлял, анализировал ситуацию. Честно говоря, хотел еще поиграть. Но коронавирус внес свои коррективы. После тяжелой травмы в Польше я проделал огромную работу: долго лечился, потом восстанавливался, набирал форму. Я вернулся в большой гандбол, стал стабильно играть, мечтал вновь надеть майку национальной сборной, но тут свалилась пандемия — и сразу все закончилось.

Не скрою, в прошлое межсезонье были заманчивые предложения. В частности, звали в немецкую бундеслигу. Но я понимал, что мне уже трудно начинать все с ноля: новая команда, новый тренер, новые ожидания… Я всегда боялся подвести людей, которые в меня поверили. В игровом же смысле у меня достаточно наград, я не ставил задачу обязательно выиграть еще какую-то медаль.

У меня всегда были неплохие по гандбольным меркам контракты, но я никогда не выходил на площадку исключительно ради денег — и сейчас легко бы отдал всё заработанное только ради того, чтобы играть. Мне, конечно, хотелось бы закончить собственным волевым решением, но за меня свое мнение по этому поводу высказало здоровье. Врачи были категоричны, сказав откровенно: чем дольше ты будешь пытаться вернуться в игру, тем раньше окажешься у нас. В итоге все эти факторы сложились в единое целое.

— Насколько я знаю, вам предлагали остаться в Плоцке, чтобы начать тренерскую карьеру в Польше. Почему все-таки вернулись домой?

Варианты есть всегда. Но как обычно в жизни бывает, все пришло в один момент. Я хотел работать, клубу был нужен работник. И мы очень вовремя пришли на помощь друг другу. Все получилось по известному принципу: «Где родился — там и пригодился». Ставрополь — мой родной город, «Виктор» – мой родной клуб, в котором я начинал карьеру. Для меня главное — работать. И спасибо «Виктору», что дал мне такую возможность. Работать дома — это очень приятный бонус. Я всегда об этом мечтал.

«Виктор» — клуб, который дал мне дорогу в жизнь. Через гандбол я посмотрел весь мир и не представляю без спорта свою жизнь. Это огромное счастье. Я начинал здесь путь игрока и решил, что стоит здесь же начать и тренерскую карьеру. Весь накопленный опыт привез сюда. Стараюсь работать качественно и усердно.

— Игропуло в Ставрополе — известная фамилия.

Сюда из Греции приехал еще мой дедушка — из-за гонений со стороны турок. Правда, его я никогда не видел, у меня с ним ровно сто лет разницы: он родился в 1885 году, а я — в 1985. Дедушка был основателем кафедры физики в Ставрополе. С тех пор в моей семье все по папиной линии оканчивали физмат. Я — единственный, кто окончил его заочно. Мой дядя был заведующим кафедрой и преподавал в Малой академии наук. Так что мне нужно было держать марку. Это репутация фамилии.

На первых порах меня в Ставрополе знали как выходца из профессорской семьи, а не как спортсмена. В нашей семье главной традицией являлось разностороннее развитие. Мой отец тоже окончил физико-математический факультет, но стал музыкантом. Я пять лет отучился в музыкальной школе по классу фортепиано, в итоге бросил, не закончив. Лет в 14 решил воскресить это для себя, а годам к шестнадцати — уже в Греции, взялся за гитару.

— Вы же и в гандбол пришли довольно поздно — в 12 лет?

На уроках физкультуры мне обычно было скучно, прыжки в длину, бег по кругу — тоска! Но если дело доходило до любого вида спорта, в котором главным инструментом игры был мяч, то я, реагируя на него, как собака Павлова, бросался в бой. Я занимался и футболом, и волейболом, и баскетболом. А в один прекрасный день к нам в школу пришел известный ставропольский тренер Виталий Владимирович Волынченко — и с тех пор я в гандболе.

— Как к вам теперь обращаются игроки, с которыми вы еще не так давно вместе выходили на площадку?

Да мне, по большому счету, без разницы. Я много лет отыграл в Европе, где люди вообще не знают, что такое отчество. Если просто будут называть «тренер», меня это никак не обломает. Мне важнее знать, что я говорю не в пустоту, что меня услышали. Мы работаем в одной связке, и ребята дают мне хорошую обратную связь. Я тоже учусь у них. Прежде всего — передавать опыт не личным примером, а донести словом.

— Вы очень разносторонняя и медийная личность: владеете несколькими языками, делаете интервью для sports.ru, ведете ток-шоу «Гандбол липучий», создаете клипы, пишите песни. А с недавних пор еще и являетесь амбассадором главного партнера российского гандбола — компании Olimpbet. Можно смело сказать, в мире гандбола вы самый узнаваемый человек. Почему после завершения спортивной карьеры не пошли, скажем, экспертом в «телевизор» или в шоу-бизнес?

Да, я люблю заниматься разными вещами, но профессионал я лишь в одном деле – в гандболе. И для меня было важно остаться здесь. В любом случае приоритет — тренерскому ремеслу. Хотя это не значит, что я не думаю о параллельных проектах. Мысли есть, но времени катастрофически не хватает. Мое творчество в большинстве своем, будь то музыка, пение, клипы, имеет спортивную тематику. Четкое видение себя со стороны.

— Насколько изменился «Виктор» за то время, как вы уехали в Европу?

Сейчас это более профессиональная, структурированная, серьезная организация. Конечно, нужно поблагодарить всех, кто всячески способствует этому. «Виктор» очень много значит для региона. Это единственный клуб в олимпийских видах, который почти всегда был в элите, а теперь еще и приносит Ставрополью медали.

— Вы поиграли во многих европейских клубах. На какой из них похож «Виктор»?

Ни на один. Этим он и славится. Истоки той философии, которую мы исповедуем в клубе, положил Виктор Георгиевич Лавров. А мы стараемся его дело развивать и улучшать. За «Виктор» нужно хотеть играть — это самое главное. И тогда все будет в порядке. Если челочек хочет защищать цвета «Виктора» — клуб ему обязательно в этом поможет. Это большая семья, мы все стоим друг за друга горой. По-другому у нас в клубе не работает.

— В одном из интервью несколько лет назад вы обмолвились, что Россия и Европа — два разных мира. И неизвестно, в каком вы предпочтете остаться после карьеры. По-прежнему так думаете?

В свое время, если бы у меня была возможность перспективы профессионального роста здесь, я бы остался. Отъезд за границу был не привилегией, а вынужденной мерой. Главное отличие, пожалуй, в том, что там мне доверяли, как профессионалу. У меня была счастливая возможность выбирать, я ей воспользовался.

Я и сейчас мог бы жить и работать за границей, и пандемия — не преграда. Разница заключается в том, что в каждой стране нужно адаптироваться. Европа Европе — рознь. В каждой стране своя специфика, и Россия — не исключение. Нужно просто понимать, где ты находишься. Вот и все.

Это счастье — жить и работать дома. Наш город зеленый и радостный. Я люблю здесь каждый закоулок, каждое дерево. Когда я жил далеко отсюда, то очень четко чувствовал и понимал, насколько Ставрополь прекрасен. Сейчас я каждый момент наслаждаюсь сознанием того, что я дома. По дороге на тренировку проезжаю мимо знакомых мест, встречаю множество знакомых людей. И понимаю, что за это все хочется биться, бороться, защищать честь родного города и края вместе с любимым клубом.

Для меня город и клуб значат очень много. В рабочем процессе, конечно, не до сантиментов. Но когда в выходной день делаешь глубокий вдох, смотришь по сторонам и вспоминаешь, где ты находишься и что в твоей жизни происходит, то, конечно, вдвойне приятнее понимать, что ты — дома.

bloknot-stavropol.ru

Источник: hand-ball.ru



Добавить комментарий