Азат Валиуллин: «Я уже привык к жизни в Германии»


<p>				Азат Валиуллин: "Я уже привык к жизни в Германии" </p>
<p>

По итогам прошлого сезона «Людвигсхафен» левого полусреднего сборной России вылетел из бундеслиги, но сам челябинец остался в элите, перебравшись в «Гамбург», поднявшийся из Д2.

Основанный в 1999-м «Гамбург» пережил реинкарнацию после банкротства в начале 2016 года и наверняка вынашивает планы вернуть себе былую гандбольную славу. Золотая эпоха северян пришлась на вторую половину нулевых и начало прошлого десятилетия, когда трофейная полка пополнилась титулами в бундеслиге и Лиге чемпионов. Плюс победа в Кубке обладателей кубков, два триумфа в Кубке Германии и четыре в Суперкубке.

Вернувшись на орбиту сильнейшего еврочемпионата, «Гамбург» заметно укрепился, призвав под знамена несколько видных исполнителей. В их числе 31-летний Азат Валиуллин, для которого HSV стал четвертым немецким клубом после «Айзенаха», «Лемго» и «Людвигсхафена».

— Как поживаете?

— Спасибо, все хорошо. Жизнь идет своим чередом.

— Вы ведь теперь молодой отец…

— Да, в конце 2020 года родился сын, которого назвали Артуром.

— Высыпаетесь по ночам?

— Семья ко мне в Гамбург переехала недавно. После начала предсезонных сборов где-то полтора месяца жил один. Конечно, пришлось немного перестроить режим, но в целом нормально. Оно того стоит.

Думаю, любой родитель подтвердит, что рождение ребенка повышает ответственность и меняет отношение к жизненным ценностям. Не кардинально, но ощутимо.

— Как прошел отпуск?

— Прозаично. Сразу по окончании сезона перенес операцию по удалению паховой грыжи. Превентивно. Грыжа не доставляла неудобств, с ней я отыграл четыре месяца, и острой необходимости в хирургическом вмешательстве не было. Но, посоветовавшись с врачами, решили, что лучше все-таки сделать операцию.

Сначала поговорил с клубным доктором, а потом с хирургом, специализирующимся на операциях данного типа. Они не давили и четко дали понять, что с грыжей можно жить и дальше. Но поскольку я спортсмен, во избежание риска предложили сделать операцию, причем именно летом, чтобы не возникло в ней необходимости по ходу сезона и я успел восстановиться к началу сборов.

27 июня мы провели последний матч чемпионата с «Геппингеном», а уже через день я лежал на операционном столе. Восстановление заняло четыре недели. Весь отпуск находился в Челябинске у родителей, потому что первые три недели мне были противопоказаны любые нагрузки. Нельзя было даже ребенка поднимать.

— Как вы стали игроком «Гамбурга»?

— Весной клуб проявил интерес, а затем сделал конкретное предложение. Посоветовались с родными и решили, что надо попробовать. Если честно, мысли сменить обстановку появились еще в ноябре, когда официально стало известно об уходе главного тренера «Людвигсхафена» Бена Мачке по окончании сезона. Я оставался с «совами» во многом из-за этого наставника, с которым сложились хорошие отношения.

К тому же я и сам хотел выйти из зоны комфорта. В команде провел более трех лет, ко многому привык. Но когда человек привыкает, происходит какая-то стагнация. Возможно, если бы клуб сохранил прописку в бундеслиге, то я остался бы. Но это уже сослагательное наклонение.

— Мог ли «Людвигсхафен» избежать понижения в классе?

— Конечно. Считаю, мы очень хорошо провели вторую половину сезона. Но где-то сами виноваты, наделали ошибок. А где-то соперникам повезло больше. Тот же «Балинген», который мы дважды обыграли и который до последнего оставался нашим прямым конкурентом, неожиданно победил в Магдебурге и дома одолел «рейнских львов». Шансы спастись были неплохие, но случилось так, как случилось.

— Читал, что вы советовались с Дмитрием Торговановым, выступавшим за «Гамбург» с 2007 по 2009 годы.

— Да, разговаривали на эту тему. Хорошо отношусь к Дмитрию Николаевичу, очень уважаю его как человека и спортсмена. Он сказал, что это классный город, там отличные условия, и поведал о тренерах, с которыми вместе выступал, и не только в «Гамбурге». Я получил много ценной информации.

Но вообще с тех пор в клубе многое изменилось. Есть люди, оставшиеся здесь на других ролях — например, в совете директоров, руководстве. Однако юридически и в сущности это уже совершенно другая организация, имеющая мало общего с той, что была до банкротства. Место прописки, офис, тренировочная база и домашняя арена те же, но в остальном все другое. Даже полное название поменялось: раньше было HSV Handball, а сейчас HSV Hamburg. Если до банкротства клуб поддерживали один или два крупных спонсора, то теперь партнеров гораздо больше.

И в медийном поле делается упор на то, что тот «Гамбург» и сегодняшний, воссозданный практически с нуля, — два разных клуба. Руководством постоянно подчеркивается, что новый клуб не имеет отношения к старому и отождествлять их нельзя.

— Первые впечатления после переезда в крупнейший порт Германии и самый густонаселенный город Европы, не считая столиц?

— Бывал здесь раньше пару раз. Знал, что город красивый и большой, но не думал, что настолько. Впечатления исключительно положительные. Хотя мы толком еще не видели всех достопримечательностей. Первое время вообще жил в отеле — все свободное время проводил в номере или занимался бытовыми делами. Но у меня контракт на два года. Ха, надеюсь, этого времени нам хватит, чтобы изучить город как следует.

Масштаб действительно впечатляет. Город-миллионник в Германии и России — не одно и то же. Плотность населения здесь не такая, как у нас. В Гамбурге нет высоток, даже в спальных районах здания по четыре-пять этажей. В общем, контраст чувствуется.

— В начале июля вы посещали Гамбург с ознакомительным визитом. Как он прошел?

— Собственно говоря, этот визит и предшествовал официальному подписанию контракта. Сначала прошел медосмотр в облегченном режиме без нагрузочных тестов, которые были противопоказаны после операции. Потом мне показали условия, офис клуба, квартиру, в которую предположительно могли бы заселиться. Получив зеленый свет от врачей, поставил подпись под трудовым договором. Просто объявили об этом позже.

— Кто еще выходил на вас с предложениями?

— На мой взгляд, предложение — это когда переговоры находятся в финальной стадии и когда готовы все документы. Все остальное — просто интерес. Его проявляли еще пару немецких клубов.

— А из России звали?

— Был интерес. Но разговор заканчивался сразу после ответа «Нет» на вопрос "Не хотел бы?..
"

— Что скажете о старте карьеры на новом месте?

— Начали чемпионат с двух поражений. Объективно нужно время, чтобы сыграться. Около 60 процентов состава впервые ощутили уровень бундеслиги. Тем не менее не сказал бы, что ребята не дотягивают — наоборот, они хорошие гандболисты, талантливые. Но опыт никто не отменял. В этих матчах нам не хватало хладнокровия, мы не предстали в них тертыми калачами. Несколько глупых ошибок и нереализованных бросков в итоге стоили нам очков.

Старт сложно считать удачным. Но и провальным его не назову. Рабочий процесс. Надеюсь, приобретение очков — дело времени.

— В вашем активе три гола в двух матчах.

— Как по мне, этого явно мало с учетом того, что в нападении я играл много. Четыре броска — тоже не очень хороший показатель. Но, считаю, оценки ставить рано. Нужно время, чтобы привыкнуть к команде. В частности наладить взаимодействия с вратарями, двое из которых также пришли в межсезонье. Они ребята опытные, но, например, Йоханнес Биттер из-за участия в Олимпиаде влился в коллектив за считанные дни до старта чемпионата.

— В «Гамбурге» вас наигрывают в том числе в качестве переднего защитника при схеме 5-1?

— Есть такие наработки. Но все зависит от соперника, фазы игры, от других факторов. Считаю себя довольно подвижным для своих габаритов. Думаю, тренер такого же мнения, раз пробует меня в роли переднего защитника. В этой схеме чувствую себя комфортно.

— На что нацелен «Гамбург» в этом сезоне?

— На сохранение прописки в бундеслиге. Допускаю, что при изучении состава и списка приобретений кому-то эта задача покажется чересчур скромной. Но, мне кажется, многие недооценивают уровень конкуренции. Подняться в бундеслигу и сразу же в ней закрепиться удается небольшому количеству команд.

— Вы один из трех легионеров в составе. Местные не смотрят на вас с датчанами искоса?

— Здесь как раз все спокойно, никакого национализма нет. Я уже седьмой год в Германии, хорошо знаю язык и без труда влился в коллектив. К тому же этот коллектив весьма приветлив и делает все, чтобы адаптация новичков проходила как можно быстрее. К иностранцам относятся так же, как к своим. Делаем одно дело, и неважно, кто мы по национальности. Мы команда и должны держаться вместе.

Приведу пример. Правый крайний из Дании Фредерик Бо Андерсен не разговаривает по-немецки. Но ребята ни в коем случае не оставляют его сидеть в углу. Наоборот, всячески вовлекают в разговор, переходя на английский. В «Гамбурге» много внимания уделяется тимбилдингу.

— Как вам работается с главным тренером Торстеном Янзеном?

— Хорошо. Коуч открыт для общения, постоянно идет на контакт и чем-то интересуется. Когда угодно можно подойти к нему с любым вопросом, и он выслушает. Часто сам заводит разговор, узнает мнения о той или иной игровой ситуации, о соперниках, советуется по разным вопросам. Собирает информацию, чтобы сделать правильные выводы, а клуб — лучше.

— Насколько Янзен жесткий наставник?

— Дисциплина должна быть, в Германии это святое. Но за ее соблюдением следит не только тренер. Есть командная касса, которая пополняется нарушителями дисциплины. Опоздал на тренировку — штраф.

Что касается игровой дисциплины, то Янзен иногда требует доводить розыгрыш до верного. Но, думаю, это присуще любому тренеру. Никто не говорит: «Дали мяч — херачь». В то же время не назову эти требования жесткими. Нет такого, что игрок, совершивший поспешный бросок, получил нагоняй и сел на лавку. В атаке импровизация только приветствуется.

— Когда «Гамбург» выигрывал бундеслигу и Лигу чемпионов, следили за клубом?

— Нет. Я ведь гандболом начал заниматься только в 2009 году. В то время не было возможности пристально следить за европейским гандболом. Хотя, конечно, слышал те имена, против некоторых из чемпионского состава потом выходил, будучи игроком «Айзенаха».

— Насколько стабильно финансовое положение современного «Гамбурга»?

— Уже говорил: в «Гамбурге» нет одного или двух крупных спонсоров, уход которых мог бы развалить клуб, как это произошло в 2016 году. Сейчас партнеров на порядок больше, и ведется каждодневная работа по привлечению новых. Люди в президиуме научены горьким опытом и стараются минимизировать риски. Есть понимание, что не стоит брать на себя обязательства, которые впоследствии не сможешь выполнить. Финансовое состояние клуба стабильное. Думаю, ситуация под контролем.

— Насколько вам комфортно в Германии?

— Будь иначе, я бы здесь не оставался. Конечно, на первых порах было непривычно, возникали трудности из-за незнания языка. Но спустя год-полтора овладел немецким, что заметно облегчило жизнь.

Мне комфортно в Германии. Нравится, когда есть какие-то правила, и подавляющее большинство их соблюдает. Взять ситуацию с коронавирусом. Здесь хватает недовольных карантином и ограничениями. Но если есть правило носить маски, люди его соблюдают. В России далеко не так. Сам в этом убедился.

— Нет желания попробовать себя в другом топовом европейском чемпионате?

— Нет. Я уже привык к жизни в Германии, и сложно представить, что придется учить еще один новый язык. Это ведь не пальцем щелкнуть. Да и бундеслига считается сильнейшим чемпионатом в мире. Зачем что-то менять, если и так все устраивает?

— Когда последний раз с вами связывались из сборной России?

— На прошлой неделе общался с менеджером Женей Гостевым. Он в сборной на все руки мастер, и мы постоянно на связи. Но это, скорее, личное общение. Что касается контактов со стороны ФГР, то последний был перед отборочными матчами чемпионата Европы с фарерцами. Не смог тогда прилететь на сбор, так как менял загранпаспорт во Франкфурте, что отняло больше времени, чем планировалось.

— Литва, Норвегия, Словакия — как вам соперники россиян по группе январского чемпионата Европы?

— Сила норвежцев всем известна — это один из фаворитов турнира. Вместе с тем это не та команда, против которой выходишь и думаешь, как бы не «влететь» с разгромным счетом. Олимпиада показала, что со сборной Норвегии можно и нужно играть.

О литовцах мало информации. Видел всего несколько матчей с их участием, и мне пока сложно судить о силе этой команды. В любом случае нельзя недооценивать участника финальной стадии чемпионата Европы.

Со словаками мы знакомы лучше — пересекались с ними в трех отборочных циклах подряд. Не стоит забывать, что они играют дома, что может стать определяющим фактором. В целом группа нам досталась проходимая, «играбельная».

— Сергей Шишкарев говорил, что цель сборной России — пробиться в квалификацию парижской Олимпиады. Насколько она достижима, на ваш взгляд?

— Задача сложная уже потому, что решить ее давно не удавалось. Но она выполнимая. Все возможно.

handballfast.com

Источник: hand-ball.ru



Добавить комментарий